12:12   14 декабря 2017
10.09.2013

Боссы должны развивать инновационные бизнес-модели, чтобы заработать деньги - профессор Э.Бринджолфсон и др.

Подрывная дюжина

Brynjolfsson Erik Эрик Бринджолфсон - профессор управления в Школе менеджмента Sloan при Массачусетском технологическом университете, директор Центра цифрового бизнеса МТИ и научный сотрудник Национального бюро экономических исследований. Джеймс Мэника – директор Всемирного института Маккинси. Эндрю Макэфи – главный научный сотрудник и заместитель директора Центра цифрового бизнеса МТИ.

САН-ФРАНЦИСКО – История засорена технологиями, которые когда-то были названы последним словом техники. Однако, когда эти технологии выпускаются, потребители могут быть разочарованы; скажем, квадрофоническое стерео, которое люди покупали, было пустой тратой денег. Но когда компании делают ставки на неправильные технологии, для них последствия могут быть разрушительными.

В конце 1990-х, например, вера в то, что обмены B2B станут «захватчиком рынка» или новаторским продуктом для торговли, привела к формированию более 1500 таких предприятий. С тех пор большинство из них завершило свою деятельность, похоронив миллиарды долларов, которые были в них вложены.

Для того чтобы помочь пробиться сквозь обман, который окружает почти все новые технологии, Всемирный Институт Маккинси (MGI) исследовал более 100 быстро развивающихся технологий и идентифицировал 12, которые почти наверняка нарушат статус-кво в ближайшие годы. По оценкам MGI, общий годовой экономический эффект этой «подрывной дюжины», которая охватывает информационную технологию, механические устройства и транспортные средства, энергию, биологию и материалы – достигнет 14-33 триллионов долларов к 2025 году. И значительная доля этой выгоды – зачастую ее существенное большинство – вероятно, достанется потребителям.

Рассмотрим мобильный Интернет с ежегодным экономическим эффектом, который по прогнозам достигнет 10 триллионов долларов к 2025 г. В то время как потребители развитых стран продолжают накапливать выгоду от постоянного доступа к все увеличивающемуся количеству информации, приложений и онлайновых услуг, более двух миллиардов граждан из развивающихся стран также смогли получать доступ к той же самой выгоде от технологического прогресса других стран. Ценность этой выгоды затмит ценность, которую, скорее всего, получат поставщики мобильных устройств и интернет-сервисов.

Похожие ценностные изменения, ориентируемые на пользователей, происходят во всех интернет-технологиях, даже в тех, которые не входят в число подрывной дюжины. Например, только небольшая часть из 1 триллиона долларов оценочного значения годового экономического эффекта онлайнового поиска, вероятно, достанется поставщикам интернет-услуг.

Но не все из этих новостей являются положительными для работников. Машины заменяют людей в растущем числе областей деятельности – не только в обычной физической и офисной деятельности. По мере роста компьютерной вычислительной мощности и развития программного обеспечения искусственного интеллекта у машин появляется все больше возможностей для выполнения сложных задач, требующих абстрактного мышления, таких как способность делать умозаключения и суждения.

В результате такого прогресса компании начинают автоматизировать работы, которые требуют участия высококвалифицированных специалистов в сфере законодательства и медицины. И хотя этот процесс сгенерирует значительный экономический эффект – более 5 триллионов долларов в 2025 году согласно оценкам MGI – он не будет равномерно распределен среди работников, поскольку многим из них придется переучиваться на новые специальности.

Предприниматели, руководители и акционеры сталкиваются с аналогичной неопределённостью в результате появления новых подрывных технологий, поскольку подрывные технологии изменяют правила игры, уменьшая барьеры для входа и понижая минимальный эффективный масштаб (минимальный объем производства компании который все еще позволяет ей в полной мере воспользоваться экономией за счет масштабов производства). Например, трехмерная печать позволяет стартапам и малым компаниям «печатать» чрезвычайно сложные прототипы, формы и продукты из разных материалов без затрат на оснастку или выполнения настроек оборудования.

Кроме того, облачные вычисления предоставляют малым IT-предприятиям возможности, которые ранее были доступны лишь более крупным фирмам, так же как и растущий ассортимент услуг вспомогательного офиса – по невысокой цене. Это нежелательный процесс для поставщиков программного обеспечения, бизнес-модель которых основана на лицензировании и ежегодных сборах за обслуживание, а не на плате за потребление электроэнергии. Действительно, крупные компании почти во всех областях деятельности являются уязвимыми, поскольку стартапы становятся лучше оборудованными, более конкурентоспособными и, как и более крупные фирмы, могут налаживать отношения с хорошими клиентами и предоставлять услуги пользователям по всему миру.

Кроме того, подрывные технологии будут способствовать изменениям в экономическом секторе, как это было, когда телевидение превзошло радио или, позже, когда интернет-СМИ получили господство над печатными изданиями. Фирмы во всех секторах теперь должны инвестировать в понимание новых технологий, так чтобы они были готовы использовать появляющиеся возможности или быстро создавать эффективную защиту.

Действительно, генеральные директора и другие топ-менеджеры должны быть технологами, или, по крайней мере, быть технологически подкованными и постоянно оценивать, как инновации влияют на статус-кво, в частности на их фонды прибыли. Но при разработке соответствующих стратегий бизнес-лидеры должны признать, что экономический потенциал подрывной дюжины ‑ это всего лишь потенциал. Вместо того чтобы предполагать, что выгода уже есть и надо только ею воспользоваться, боссы должны развивать инновационные бизнес-модели, которые будут превращать в деньги потенциал технологий и предотвратят уход выгоды к конкурентам или игрокам в других секторах, которые все в большей степени будут в состоянии участвовать – часто более эффективно и с незначительными традиционными ограничениями – в любом секторе.

Опыт показывает, что компании, которые развивают инновационные бизнес-модели, могут победить. Например, Google продолжает бесплатно обеспечивать услуги поиска и другие онлайновые услуги, используя при этом «засвечиваемые» при осуществлении поиска намерения и другие поведенческие данные для продажи целевой рекламы – модель, которая оказалась весьма прибыльной. Этот вид «многогранной» бизнес-модели появляется и в других секторах, поскольку компании начинают использовать системы анализа так называемых «Больших данных» в поисках способов превращения в деньги любой собираемой ими информации.

В то время как потребителям остается лишь пожинать плоды подрывных технологий, работникам и компаниям придется смириться со многими вещами. Работники должны смириться с необходимостью обучения на протяжении всей жизни, поскольку их навыки будут быстро устаревать. В это же время компании должны научиться предвидеть быстрые изменения и приспосабливаться к ним.

Правительства также должны быть готовыми справляться с цепными реакциями технологических подрывов. Высшие чиновники должны будут удовлетворять новые запросы на образование и профессиональную подготовку и внедрять эффективные механизмы регулирования, например для роботизированных автомобилей или использования геномных данных для разработки персонифицированных лекарств. В инновационной экономике могут работать только инновационные решения.

Copyright: Project Syndicate, 2013

Читайте также
18.02.2014 Новая бизнес-модель розничной торговли в условиях Всеобъемлющего Интернета - Джозеф Брэдли
04.02.2014 Сети будущего: от интернет-экономики к экономике приложений
26.12.2013 Умная инфраструктура поможет бизнесу освоить Всеобъемлющий Интернет - Дж.Грабб
17.12.2013 Инновации для более равномерного распределения экономических благ - С.Скарпетта
04.12.2013 Киберпонедельник в США привел к рекордным продажам
Просмотров: 2803 
Самые читаемые