10:39   21 октября 2017
05.02.2014

Внедрение э-правительства в Кыргызстане как механизм борьбы с коррупцией - А.Шаршеева

Aida

В своей статье Аида Шаршеева рассказывает, насколько эффективна реализация мер по внедрению электронного правительства (э-правительства) в Кыргызстане как инструмента против борьбы с коррупцией.

Международная оценка развития административного реформирования в Кыргызской Республике (КР)

Кыргызстан по основным социальным индикаторам, оценивающим успех или провал административного реформирования, уступает развивающимся странам, оставаясь на низких показателях по мировым рейтингам. В рейтинге «Транспаренси Интернэшнл» 2013 года Кыргызстан занял 150 место из 177 стран, что на 4 пункта улучшает показатель прошлого года. По мнению экспертов, это скорее результат изменения метода определения уровня коррупции, но не самой коррупции.

Согласно обзору ООН по электронному управлению 2012 года, Кыргызская Республика занимает 99-е место из 190 стран по индексу развития электронного правительства, равному 0.4879, что примерно равно среднемировому уровню (0.4882). Однако он оказался выше среднемирового по человеческому капиталу и электронному участию.

Позитивный показатель 2012 года, когда Кыргызстан смог подняться с 164-го на 154-е место из 176 стран в рейтинге коррупции, был достигнут за счет введения платформ бюджетной прозрачности, таких как портал www.okmot.kg, включая порталы: «Открытый бюджет» с предоставлением интерактивной и достоверной информацией по государственному бюджету; «Экономическая карта» для отслеживания хозяйственно-финансового состояния развития регионов и участия через Интернет в системе электронных государственных закупок; «Внешняя помощь» для отслеживания потоков и назначений грантов и кредитных линий доноров и международных организаций на портале. А также некоторые возможности для общественных консультаций по предлагаемым законопроектам граждан.

Эти предложения э-правительства ограничены и сдвиги в борьбе с коррупцией не получили должного развития, так как действия властей затем были направлены не на профилактику, а на борьбу с последствиями коррупции путем бесконечных кадровых сдвигов в верхних эшелонах. Также власти избрали тактику «тушения пожаров», осуществляя борьбу с последствиями коррупционных актов, с заключением под стражу лиц, чья коррупционная деятельность была доказана. При этом, несмотря на «активную» борьбу с коррупцией в верхах, госслужащие низшего звена продолжают работать по налаженным коррупционным схемам, которые знакомы предпринимателям и простым гражданам. Дальнейший подход к внедрению э-правительства отличает отсутствие комплексного развития и государственного управления, направленные на системную борьбу с коррупцией.

Как следствие с 2007 года принятые обязательства по реализации антикоррупционных обязательств, выраженные в рекомендациях ОЭСР, ООН и ФАТФ, членом которых Кыргызстан является, не выполнены или выполнены частично для «галочки».

Оправданный эффект э-правительства в борьбе с коррупцией в странах Бразилии, США и странах постсоветского пространства, как например, Эстония, Казахстан, в Кыргызстане не использован в полной мере. Причина - отсутствие единого скоординированного подхода при принятии решений по разработке и реализации мероприятий по данному вопросу.

Развитие э-правительства как инструмента для борьбы с коррупцией в Кыргызстане

Формально, документы по борьбе с коррупцией существовали в Кыргызстане с 1997 г., когда развитие информатизации государственных функций было принято как инструмент устранения коррупции.

Однако, политические документы в области развития ИКТ, такие как: Программа развития информационно-коммуникационных технологий в Кыргызской Республике и Национальная стратегия «Информационно-коммуникационные технологии для развития Кыргызской Республики» не привели к желаемым результатам. В Национальной стратегии борьбы с коррупцией в Кыргызской Республике 2012 года снова было отмечено внедрение ИКТ как механизма, с помощью которого можно достичь принципиально нового уровня прозрачности, подотчетности и оперативности деятельности органов государственной власти.

Исследования выявили противоречия 116 нормативно-правовых актов, регулирующих использование ИКТ в обществе и государственном управлении, что свидетельствует об отсутствии скоординированной политики.

В результате, фрагментарное без оценки эффективности и доведения до логического завершения внедрение компонентов э-правительства не оправдывает антикоррупционных целей, и наоборот.

Задачи по исключению коррупции посредством внедрения э-правительства были включены и в Национальную стратегию устойчивого развития страны КР на 2013-2017 годы, также как и во все отраслевые стратегии. Все указанные действия осуществляются без учета оценки взаимозависимости и единого подхода по обоим направлениям.

Например, с 2013 года была запланирована реализация целого ряда проектов по автоматизации в государственном секторе, направленная на создание единой модели межведомственного информационного взаимодействия с целью обеспечения большей прозрачности и повышения удобства получения государственных услуг гражданами страны. Запущен процесс разработки Национальной стратегии электронного управления при поддержки проекта ПРООН, под введение Государственного Центра электронного управления - созданного Советом по ИКТ при правительстве КР. Однако, параллельно аналогичные действия осуществляются Министерством транспорта и коммуникаций КР, которое также планирует стать национальным интегратором по ИКТ. Безусловно, правительству необходимо определить единого национального интегратора ведомственных автоматизированных информационных систем с передачей ему функций координации и контроля, однако это должно исключать структурную принадлежность, т.е. не быть при министерстве или ведомстве.

Анализ практического развития э-правительства как инструмента для борьбы с коррупцией

На практике властями не учитываются возможности э-правительства при реализации антикоррупционных программ, точно так же как антикоррупционные меры не преследуются при автоматизации процессов. Э-правительство невозможно создать одновременно, не изменив существующие операционные процессы государственной бюрократии.

С 2012 года идет реформирование государственного управления, в рамках которого предполагается сокращение дублирующих функций отдельных государственных и муниципальных организаций. Автоматизация только контрольно-надзорной деятельности госорганов в 2007 году привела к выявлению дублирования надзорных функций многих из них или отсутствие необходимой нормативной базы для законной проверки. Например, было выявлено, что санитары и архитектурный надзор проводят проверки на основании стандартов советского периода. Оснований для сокращения госорганов от 21 до 12 было более, чем достаточно. Однако, охват был узкий и акция не может нести объективную оценку в целом по отрасли. Не удивительно, что все усилия для развития электронного управления встречают внутреннее сопротивление на исполнительном уровне государственных организаций.

Помимо сокращения штата государственных служащих повышается требование к навыкам и квалификации в работе с компьютерной техникой. Сегодня центральные аппараты министерств и ведомств и других организаций все еще пользуются оговоркой о недостатке цифровой грамотности своих сотрудников. Такая причина была объяснима 10 лет назад, однако теперь возникает вопрос к Государственной кадровой службе КР относительно результатов аттестационных комиссий и тестов при утверждении сотрудников, что в результате позволяет сохранять низкий уровень кадрового потенциала государственных структур в использовании ИКТ, по сей день. Как впрочем и к Министерству образования и науки КР, относительно аттестации выпускников и методологии их обучения. В свете масштабной гуманитарной компьютеризации за последние 20 лет говорить о недостатке технического парка для сотрудников тоже считается не уместным и не обоснованным, тем самым не исключается фактор коррупции, что привело к данным проблемам. Существующая нормативно-правовая база не охватывает все аспекты развития э-правительства, но имеет базовые нормы административной ответственности исполнителей. Отсутствие институциональной памяти и текучести потенциальных кадров, которые получив навыки от проектных экспертов, затем уходят в частный сектор объясняется отсутствием перспективы роста из-за коррупции при принятии на работу и карьерном продвижении.

Также для успешного запуска э-правительства нужна практика электронного межведомственного взаимодействия, принципов совместимости систем и процессов. Такой практики в Кыргызстане нет. Каждое ведомство преследует только собственные интересы в межведомственной борьбе при необходимости обмена данными, несмотря на то, что норма заложена законодательно, пусть даже в определенной степени. Электронный запрос и/или информация между ведомствами еще не признаются официальным запросом, в силу отсутствия единых требований к формату предоставления, передачи, хранения и безопасности данных и документов. Результаты данной проблемы свидетельствуют о трудностях внедрения принципов «единого окна» для участников внешней торговли, таможенной информационной системы ЕАИС. Структура данных систем включает в себе взаимодействие более 10 государственных и других организаций. Другой пример 2013 года - провал попытки формирования единой базы данных регистрации предпринимателей путем систематизации данных и оптимизации функций Социального фонда , Министерства юстиции, Статистического комитета и Государственной налоговой службы КР. В том числе, отказ по интеграции единой базы получили и «единое окно» для торговли и система проверок предпринимателей.

При таком подходе за 10 лет мы имеем базы данных с ненужными и устаревшими сведениями, автоматизацию ненужных процедур и симуляцию взаимодействия власти и общества. Следовательно, процесс создания э-правительства является обыкновенной автоматизацией и информатизацией государственного сектора, где главный клиент - государственный аппарат. Здесь фактор коррупции проявляется в принятии решений руководителей, когда интересы отдельных ведомств стали выше, чем оптимизация государственного управления с учетом конституционных интересов граждан. Этот фактор необходимо преодолеть, что означает коренную ломку самого менталитета государственного и муниципального служащего в Кыргызстане, как и других, деятельность которых имеет коррупционный риск. О полноценном развития э-правительства на данном этапе не может идти речи при отсутствии комплексного подхода к разработке единых взаимосвязанных механизмов внедрения и мониторинга исполнения, с последующей оценкой для принятия административных мер.

В этой связи объясним низкий уровень готовности и доверия населения к новым методам взаимодействия с властью. Взаимодействие органов исполнительной власти и гражданского общества представляет собой на сегодня следующее: электронное сообщение граждан законодательно определяется как официальный запрос с учетом определенных требований к оформлению. Государство разработало сайты в соответствии с установленными мерами к формату и структуре. Возможности пользователей в рамках электронного взаимодействия ограничиваются запросом информации и безучастным наблюдением за процессом и принятием решений в правительстве, что предоставляется на официальных сайтах. У граждан есть возможность отправить свой он-лайн вопрос или предложение. У некоторых органов обратная связь присутствует в виде оповещения, что запрос зарегистрирован. На этом, как правило, он-лайн взаимосвязь обрывается. Оценка степени удовлетворенности населения по поводу сигналов нарушения их прав не реализована. Кроме того, информационный охват всех социальных и возрастных групп населения не учтен. Это было очевидно при проведении акции по легализации доходов 2013 года, информационный охват которой был публичен первоначально для узкого круга людей. Данное свидетельствует либо о нарушении регламентов по информированию населения, что приравнивается к халатности с вынесением административного наказания, либо определенным политическим подходом именно к вопросу легализации, что есть факт коррупции. Хотя имеет место успешная практика более широкого охвата граждан и привлечения к процессам через мобильную связь (wiki-опросы) и социальные сети. Правительство успешно пользовалась таким способом при проведении выборов для напоминания населению об их гражданском долге на каждых выборах.

В государственном бюджете Кыргызстана не предусмотрена статья финансирования проектов ИКТ. Финансирование носит отраслевой или ведомственный характер. В редких случаях, за счет средств, полученных за платные услуги и дохода от деятельности государственных предприятий. Пример – Департамент лекарственного обеспечения и мединцинского оборудования при Министерстве здравоохранения КР. Основное финансирование предоставляют международные организации в рамках проектов по внедрению ИКТ. Это 82% от общей суммы затраченных средств, из которых большая часть гранты , а остальное - кредиты. Автоматизация в целях снятия административных барьеров для развития предпринимательства и улучшения инвестиционного климата в стране за счет прозрачности процедур. Бюджетные средства составляют около 300 миллионов, поэтому есть практика, когда при прекращении финансирования, ИКТ перестает поддерживаться государственными служащими, и система управления возвращается к начальному этапу. Проблема финансирования развития э-правительства рассматривается в большей мере с передачей определенных полномочий государства в аутсорсинг. Однако, вопрос практически не учитывается при разработке механизмов частного государственного партнерства (ГЧП). На данном этапе это не возможно без определения специфических аспектов внедрения и развития электронного управления государственными услугами и функциями. Для перехода на электронное управление при ГЧП должен быть исключен риск коррупции.

Выводы

Исследования показали наличие разобщенности ведомственных информационных систем, их несовместимость. Бессистемная массовая установка компьютеров, закупка дорогостоящего программного обеспечения, присоединение к Интернету не приводят к улучшению деятельности государства в целом, а лишь придают системе видимость модернизации. Государство автоматизирует ведомства, а не политико-административные процессы для удовлетворения нужд граждан при минимизации коррупции.

Очевидно, что внедрение э-правительства как антикоррупционного инструмента зависит от единого комплексного подхода в разработке стандартов и административных регламентов и стратегий с учетом факторов риска коррупции. Необходимо принятие административных мер при выявлении очевидных причин слабого процесса внедрения электронных инструментов посредством усиления ответственности исполнителей. Но главное, все зависит от политической воли руководителей при принятии решений на основе выявленных фактов нарушения или злоупотребления служебным положением исполнителей.

Другими словами, развитие э-правительства с переходом на автоматизацию не только внутренних процессов, но и как инструмент электронного управления услугами государства для граждан, с применением всех современных инструментов коммуникационной связи, является условием для обеспечения эффективного управленческого воздействия государства на профилактику коррупции в различных сферах жизнедеятельности: политической, правовой, социально-административной.


1 Transparency International, Кыргызстан: Результаты Индекса Восприятия Коррупции – 2013. 04.12.2013 http://transparency.kg/news/2/10.html.

2 Государственные информационные ресурсы Кыргызской Республики www.okmot.kg, www.budget.okmot.kg/ru/, dobors.okmot.kg, zakupki.okmot.kg, map.okmot.kg.

3 Радио Аззатык, Статья Б. Асанова: “Кыргызстан занял 150-е из 177 мест в рейтинге международной организации по борьбе с коррупцией TransparencyInternational”, 28.12.2013, http://rus.azattyk.org/content/kyrgyzstan_corruption/25189618.html.

4 Национальная стратегия борьбы с коррупцией в КР 2012 года, утверждена казом Президента КР от 11 марта 2009 № 155

5 Постановление Правительства Кыргызской Республики «Об утверждении Комплекса мер по выполнению Плана действий по реализации Национальной стратегии борьбы с коррупцией в Кыргызской Республике», N352 от 05.06.2009 года.

6 Проект ПРООН «Механизы по наращиванию потенциала».

7 Государственный центр электронного управления (ГЦЭУ) в качестве секретариата Совета по информационно-коммуникационным технологиям при Правительстве Кыргызской Республики создан
Постановлением Правительства Кыргызской Республики №310 от 03.06.2013

8 Национальной стратегии устойчивого развития Кыргызской Республики на период 2013-2017 годы, Закон КР «О государственно-частном партнерствев Кыргызской Республике», N 7, от 22.02.2012 года.

Читайте также
14.02.2014 Интернет-валюта «Биткоин» может устранить недостатки комбанков - Г.Хилеман
05.02.2014 Внедрение э-правительства в Кыргызстане как механизм борьбы с коррупцией - А.Шаршеева
23.01.2014 Сколько миллиардов сулит госсектору Всеобъемлющий Интернет? - исследование
10.12.2013 Как будет выглядеть госуправление в 2050 году? - Джозеф С. Най
23.09.2013 Почему важны национальные планы развития широкополосной связи - МСЭ
Просмотров: 7134 
Самые читаемые